приглашаем посетителей сайта на форум
16.12.2009/ содержание и все опубликованные материалы номера XXIX MMIX
01.05.2009 / содержание и все опубликованные материалы номера XXVIII MMIX
20.01.2005 / Открыт раздел "Тексты", в котором опубликованы книги Г. Ревзина
"Неоклассицизм в русской архитектуре начала XX века" (М., 1992) и
"Очерки по философии архитектурной формы" (М., 2002)

     тел.(495) 623-11-16  

О журнале
 
Подписка
 
Форум
 
Что делают
ньюсмейкеры?
 
Зарубежные
новости
 
Вызов - Ответ
 
Путешествие
 
Культура
 
SOS
 
Современная
классика
 
Вещь
 
Исторический
очерк
 
Школа
 
Художественный
дневник
 
Дискуссия
 
Объект
 
Спецпроекты
 
Книги
 
Тексты
 
[архив
номеров
]

Михаил Гуцериев фото

 

 

Ответ

[ > Вызов ]

Владимир Седов
Новый Эрмитаж
XXIV-MMVIII - 31.01.2009

Новый Эрмитаж со стороны Миллионной улицы

Архитектура этого здания настолько известна, что о ней почти ничего не написано. Новый Эрмитаж с его легендарными атлантами в портике является одним из символов Санкт-Петербурга. Перед нами законченное, продуманное, рассчитанное до мелочей сооружение, явно претендующее не только на значительность (это следует и из положения рядом с Зимним дворцом, и из драгоценной отделки редкими материалами, и из рафинированной архитектуры тоже), но и на создание эталона достойной и мудрой архитектуры.

Новый Эрмитаж. Планы второго (вверху) и первого этажей

Перед нами некая особая стадия неоклассицизма, в которой художественность в какой-то степени заменяется верой в науку и самой наукой. Археология и история архитектуры водят рукой архитектора, именно они складывают объемы и фасады из верных по отношению к источнику деталей, именно они рассчитывают пропорции (становящиеся если не мертвыми, то уж точно холодными), находящие себе аналогии или прецеденты в хорошо обмеренных памятниках античности. Наука властвует и в образе, и в деталях Нового Эрмитажа. Она, эта архитектурная наука, уверена в себе и считает, что способна создать новую красоту – из абстрактной красоты античного мира и конкретных деталей античной архитектуры, скомпонованных в ином ритме и порядке, но с соблюдением системы прецедентов, отсылок к исследованным образцам.

Лео фон Кленце. Боковые фасады Нового Эрмитажа

Архитектура Нового Эрмитажа является результатом, конечной точкой долгого этапа развития европейской ордерной архитектуры. Эта архитектура в XV веке начала поход в сторону античного зодчества, в этом походе памятники и детали античной архитектуры изучались, к ним приближались, от них отталкивались заказчики и архитекторы. В XVIII веке наступил период, на протяжении которого архитектура в своей ордерной части (а также в орнаментальной и даже, частично, в инженерной) все больше и больше приближалась к античной (в данном случае – римской) «прародине». Это приближение было отмечено значительным духовным подъемом, дававшим и такие эпические «протуберанцы», как живопись Гюбера Робера и гравюры Пиранези. Так что сухое знание об особенностях корзины коринфской капители на юге Италии или сечении каннелюр в эпоху принципата как-то нейтрализовывалось одухотворяющим дыханием тайны, пафосом открытия, интригой неполного познания.

Лео фон Кленце Главный фасад Нового Эрмитажа и фасад на Неву (неосуществленный)

В какой-то момент познание архитектуры античности (древнеримской) стало полным, научным. Но когда это произошло, в конце XVIII века, оказалось, что осталась еще одна нераскрытая область, к которой можно тоже приближаться, которую тоже нужно было познать. Под знаком приближения к этой области, к Древней Греции (которая казалась в этот период более значительной или, скорее, более подлинной – по отношению к Риму), прошла первая четверть XIX века, эпоха ампира, уже познавшего Рим и стремящегося к Элладе. Романтический порыв к этому новому домену искусства скрасил почти наступившую научность, но когда он все же кончился, научность и археологизм полностью вступили в свои права. И тогда оказалось, что гармония для научного сознания – это сама наука, которая может (по вере того времени) сообщить архитектору и пропорции, и объемы, и детали, и даже просто гармоничность частей. Стоит только обратиться к науке – и найдутся все требуемые решения (там, в далекой Ликии, здесь, в близких городах Ниме или Трире), отыщется пространственный «ход», прецедент, целое.

Дом Шепелева по проекту Ф. Б. Растрелли (вверху) и по проекту И. Е. Старова (внизу)

Получается такая энтомологическая гармония: с шелестящими крылышками, сухими поверхностями, этикетками и слабым запахом хитина и хлороформа. И как бы ни был талантлив архитектор, он все равно попадал в плен к этой научной гармонии, он все равно оказывался в пространстве эклектического «перебирания» и «перекладывания» деталей и прецедентов. Новый Эрмитаж – один из самых ярких примеров такой архитектуры. Здесь гармония подчинена науке, питается от ее щедрот, а потому становится безжизненным сводом правил и рецептов, прекрасным экспонатом, почти не озаренным художнической пылкостью.

Барельеф с изображением фон Кленце в Новом Эрмитаже

Новый Эрмитаж сооружен в 1839–1852 годах по проекту знаменитого мюнхенского архитектора Лео фон Кленце (Leo von Klenze, 1784–1864). Идея построить Новый Эрмитаж возникла после пожара Зимнего дворца в 1837 г., когда интерьеры самого дворца полностью выгорели, а коллекцию картин и скульптур императорского Эрмитажа, примыкавшего к дворцу, спасали несколько часов, поливая стены из брандспойтов и закладывая окна кирпичом. После этого случая старые корпуса Эрмитажа, сооруженные в XVIII веке Вален-Деламоттом и Фельтеном, решили оставить, но расширить экспозицию, и для этого соорудить новое музейное здание, и стилистически и инженерно соответствующее своей эпохе. Затея со строительством нового корпуса, который сразу стали называть Новым Эрмитажем, принадлежит, по всей видимости, самому императору Николаю I, вникавшему во многие вопросы и неравнодушно относившемуся к строительной деятельности. Николай был дружен с баварским королем Людвигом I (на престоле в 1825–1848 годах), покровителем искусств и любителем античности (он желал превращения Мюнхена во «вторые Афины»), что облегчило приглашение в Петербург виднейшего баварского архитектора того времени. Но Кленце был приглашен не только из-за династических связей, но и потому, что к тому времени уже построил в Мюнхене два сразу ставших знаменитыми по всей Европе здания: классицистическую Глиптотеку (1816–1830-е гг.) и уже совсем эклектическую, ренессансную по стилю Старую Пинакотеку (1826–1833). И стиль, и объемное решение этих зданий, и освещение, и расположение их залов – все в тот момент считалось образцовым. Так что приезд Кленце был свидетельством его триумфа как строителя музеев. В Новом Эрмитаже им были повторены некоторые решения Старой Пинакотеки, в частности, круговые маршруты по зданию, а также тематическая и хронологическая специализация залов.

Лео фон Кленце Проект портика с атлантами

Портик с атлантами

Кленце прибыл в Петербург в мае 1839 года и вскоре представил первый вариант проекта нового музейного здания – на месте перешедшего в казну дома Шепелева, построенного сперва в 1740-е годы Ф. Б. Растрелли в стиле барокко, а затем, в 1795–1798 годах, перестроенного И.Е. Старовым в стиле зрелого классицизма. Баварским архитектором было создано несколько проектов Нового Эрмитажа, последний из них представлен русскому императору в присутствии Кленце осенью 1840 года. По этому проекту устраивалось три параллельных музейных корпуса, но северный так и не был осуществлен: там, со стороны Невы, было оставлен объем Старого Эрмитажа Фельтена. Непосредственно строительство музея осуществлялось в 1842–1851 годах под руководством русских архитекторов В. П. Стасова (до его смерти в 1848 г.) и Н. Е. Ефимова, в отделке использовались местные граниты и итальянские мраморы. Торжественное открытие музея состоялось 5 февраля 1852 года. Еще в 1850 году о новом музее в Мюнхене была издана книга с графикой и текстами самого Кленце (Das Kaiserliche Museum schonen Kunste in St. Petersurg. Entworfen und ausgefuhrt von L. von Klenze. Munchen, 1850).

Портик с атлантами и перспектива Миллионной улицы

Деталь портика

Работы Кленце в Баварии украшались скульптурой: Старая Пинакотека дополнена статуями 24 знаменитых художников по наброскам известного мюнхенского скульптора Л. Шванталера, а знаменитая Валгалла, дорический храм-мемориал на берегу Дуная (окончен в 1841 г.), украшена скульптурами немецких героев работы прусского скульптора К. Рауха. Кленце заказал модели скульптур великих художников и ваятелей, которые украсили Новый Эрмитаж в соответствии с уже установившейся традицией, баварскому скульптору И. Гальбигу, он же сделал малые модели (то есть дал основной образ) знаменитых атлантов (их еще называют теламонами), поддерживающих портик южного фасада музея. Скульптурные композиции во фронтонах западного и восточного фасада выполнены по эскизам уже упоминавшегося баварца Л. Шванталера. На месте скульптуру выполняли русские скульпторы: атлантов из сердобольского гранита сделали по моделям А. И. Теребенева (ему часто приписывают их авторство) в натуральную величину, декор фасадов создан руками скульпторов П. В. Свинцова, Н. А. Токарева, К. А. Клейна, А. В. Логановского, В. И. Демут-Малиновского, Д. И. Иенсена, Н. А. Устинова, Н. А. Рамазанова и того же Теребенева.

Фрагмент фасада на Зимнюю канавку

В интерьерах Нового Эрмитажа залы поражают не только тщательностью и материальной роскошью отделки, но и тем же холодноватым величием, основанным на научно обоснованной гармонии, о которой говорилось относительно фасадов. Мраморные и гранитные колонны, причудливое, но все же очень продуманное смешение римских и греческих форм, археологизм воссозданий (полихромная раскраска балок и кессонов потолков, орнаменты полов), рассудочная роспись галереи истории древней живописи по эскизам мюнхенского художника Г. Хильтеншпергера – все это вторит фасадной гармонии, особой гармонии, настоенной на знании, каталогизировании и систематизировании.

Обрамление ниши со скульптурой и наличник окна

Новый Эрмитаж был создан как импортная вещь – на основе работы мюнхенского архитектора и баварских скульпторов. Эта архитектура принесла в николаевский Петербург некий эталон археологического греко-римского стиля, основу неогреческой рассудочности, получившей развитие в работах петербургских и московских архитекторов (отзвуки некоторых формальных решений Кленце можно видеть даже в Музее изящных искусств на Волхонке – например, в построении лестницы). Возможно, среди работ самого Кленце неоклассического характера Новый Эрмитаж представляет своеобразную вершину и одновременно точку неустойчивого равновесия, после которой сама гармония склонна к разрушению или к переходу в иное состояние: после Нового Эрмитажа Кленце, кажется, больше занимала историцистская стилизация, характерная для подчеркнуто ориентированных на образцы поздних классицистических построек архитектора: Храма Славы на Терезенвизе (1843–1853) и Пропилей в Мюнхене (1846–1863). Так что Новый Эрмитаж можно считать рубежной постройкой, в которой еще сохраняется неоклассическая целостность, но эта целостность вот-вот распадется на фрагментарную гармонию стиля неогрек, на эклектическую полифоническую гармонию.

Декор венчающей части здания

Залы новейшей скульптуры в нижнем этаже

Подъем парадной лестницы

Зал над лестницей

Потолок Двадцатиколонного зала

Вид Двадцатиколонного зала

Угловой зал второго этажа

Зал со скульптурой в первом этаже

Зал со скульптурой и чашей

Галерея живописи Акварель Л. О. Премацци. Середина XIX в.

Зал новейшей скульптуры по акварели Л. О. Премацци. Середина XIX в.

Парадная лестница и вестибюль по акварели К. А. Ухтомского. Середина XIX в.

вверх

  Ответ / Гармония

   
31.01.2009 - XXIV-MMVIII
Григорий Ревзин
О гармонии в архитектуре
   
31.01.2009 - XXIV-MMVIII
Владимир Седов
Храм Афины Афайи на острове Эгина
   
31.01.2009 - XXIV-MMVIII
Оксана Рудченко
«Темпьетто» Донато Браманте в Риме
   
31.01.2009 - XXIV-MMVIII
Владимир Седов
Новый Эрмитаж
   

 Архив раздела

   
XXIX - MMIX
   
XXVIII - MMIX
   
XXIV - MMVIII
   
XXIII - MMVIII
   
XXII - MMVII
   
XXI - MMVII
   
XX - MMVI
   
XVIII - MMVI
   
XVII - MMVI
   
XV/XVI - MMV
   
XIV - MMV
   
XIII - MMV
   
XII - MMIV
   
XI - MMIV
   
X - MMIV
   
IX - MMIII
   
VIII - MMIII
   
VII - MMIII
   
VI - MMIII
   
V - MMII
   
 

IV - MMII

   
 

III - MMII

   
 

II - MMI

   


I - MMI

   

 


Rambler's Top100


     тел.(495) 623-11-16 

Rambler's Top100

 © Проект Классика, 2001-2009.  При использовании материалов ссылка на сайт обязательна