приглашаем посетителей сайта на форум
16.12.2009/ содержание и все опубликованные материалы номера XXIX MMIX
01.05.2009 / содержание и все опубликованные материалы номера XXVIII MMIX
20.01.2005 / Открыт раздел "Тексты", в котором опубликованы книги Г. Ревзина
"Неоклассицизм в русской архитектуре начала XX века" (М., 1992) и
"Очерки по философии архитектурной формы" (М., 2002)

     тел.(495) 623-11-16  

О журнале
 
Подписка
 
Форум
 
Что делают
ньюсмейкеры?
 
Зарубежные
новости
 
Вызов - Ответ
 
Путешествие
 
Культура
 
SOS
 
Современная
классика
 
Вещь
 
Исторический
очерк
 
Школа
 
Художественный
дневник
 
Дискуссия
 
Объект
 
Спецпроекты
 
Книги
 
Тексты
 
[архив
номеров
]

Септики. Топас 15 Москва - Гид тепла. Приходите!

 

 

Ответ

[ > Вызов ]

Владимир Седов
Павильон для траурного поезда Ленина
XXII-MMVII - 11.12.2007

Вид на боковой фасад павильона

В Москве слева от Павелецкого вокзала за железной оградой с какими-то подчеркнуто монументальными розово-гранитными воротами в парке стоит стеклянный павильон. За его стенами-витринами проглядывают паровоз и вагон, в полусумраке видны мраморные облицовки стен и скульптура. Расположение здания на продольной оси композиции парка, разработанная, хотя внешне простая, композиция и исключительные материалы отделки подчеркивают его былую значимость. Этот павильон был построен в 1980 году в качестве футляра для траурного поезда, привезшего тело Ленина 23 января 1924 года из усадьбы Горки, от близлежащей платформы Герасимовская до Павелецкого вокзала.

Самый выигрышный вид на павильон – с угла

Павильон был спроектирован Леонидом Николаевичем Павловым и его ученицей Лидией Юрьевной Гончар, строительство осуществлено в короткие сроки, в 1979–1980 годах. Скульптуру в павильоне сделал Юрий Орехов. Это один из наиболее интересных примеров позднесоветских мемориальных комплексов, построенных в духе модернизма и, одновременно, по принципу «стеклянного колпака» над экспонатом.

Стела с надписью

Советская архитектура 60–80-х годов XX века знала множество мемориальных комплексов, но в большинстве своем они были или скульптурно-архитектурными инсталляциями под открытым небом (Малахов курган, Брестская крепость, Хатынь, комплекс музея-шалаша Ленина в Разливе), или представляли собой обстройку или достройку старых зданий, связанных с Лениным или историей РСДРП(б). Самый показательный пример второго типа – Ленинский мемориальный центр в Ульяновске (Б. Мезенцев, М. Константинов, Г. Исаакович, 1970).

Выступ на боковом фасаде

Павлов и Гончар пошли по третьему пути – они выстроили экспозиционный павильон-колпак, позволяющий видеть поезд снаружи. Этот тип музейного здания восходит к концу XVIII века, к Ботному дому в Петропавловской крепости, или к середине XIX века, к дому-оболочке над деревянным домиком Петра I в Петербурге. В принципе – это результат особого музейного отношения к вещи (пусть даже очень большой, такой как бот, поезд или даже дом, но все же вещи), в котором отражается представление об этой вещи как об отжившей, мертвой и потому особенно хрупкой. Это уже не мистическое отношение к реликвии, вечно живой и вечно значимой, а полурациональная вера в историческую или культурную значимость вещи, связанной с воспоминаниями всего человечества или части общества. Вещь уже не является частью действа, частью устойчивой традиции поклонения, а сама становится обоснованием, причиной организации новых действ мемориального характера, развертываемых продумывающими эти действа и церемонии энтузиастами или государственно-культурно-партийными идеологами и (или) функционерами.

Паровоз и стеклянная ширма

Было еще несколько прообразов, среди которых следует назвать Хрустальный дворец, давший основной образ и свободу всем сочинителям стеклянных павильонов. Можно упомянуть также павильоны международных выставок середины XX века – с их яркими силуэтами и прозрачными стеклянными стенами-ширмами. Эти павильоны и послужили отправной точкой для архитекторов, создававших новый реликварий у Павелецкого вокзала.

Решетка фасада из цветного металла

Автор исходит из предположения о том, что причиной классицизации советской архитектуры рубежа 70-80-х годов было влияние постмодернистской архитектуры Европы и Америки. Основной стилистической составляющей павильона траурного поезда является модернизм: он дал образ постройки с плоской кровлей, стеклянными стенами, на которых едва намечены вертикальные тяги, дающие однообразный ритм. Но этот модернизм вступает в противоречие с двумя факторами, с которыми архитекторам пришлось считаться. «Чистый» модернизм противоречит эпохе рубежа семидесятых-восьмидесятых, которая уже узнала и постмодернистские пути «возвращения» к наследию, к ордеру, и то, что мы называем «сияющий модернизм»: путь обогащения языка интернационального модернизма за счет тонированных или металлизированных стекол, цветных металлов в тягах и обрамлениях, полированного камня.

Кессонированный потолок и скульптурный задник

Павлов использовал постмодернистский прием утрированной и архаизированной ордерной системы в еще одном своем сооружении, связанном с именем Ленина – в корпусе хранилищ музея Ленина в Горках. Но здесь, в павильоне траурного поезда, он пошел по другому пути, по пути продолжения модернистских поисков, но с включением компромиссных решений: с отдельными формами «сияющего модернизма» позднебрежневской поры.

Реликвия между мраморным полом и потолком

Постмодернизма в павильоне нет, а присутствует полускрытая неоклассическая составляющая брежневского модернизма: в беломраморных пилонах внутри, в которых сделаны треугольные впадины, «намекающие» на каннелюры, в крупных, обобщенных кессонах потолка, дающих еще один намек на классику. Но самым основным таким приемом, сразу не бросающимся в глаза, но радующим своей прикровенностью и одновременно открытостью, является уподобление всего павильона… Парфенону. Вглядитесь в эту композицию: стеклянный «периптер» (или даже псевдопериптер, но иконография читается) смотрит на вас немного свысока своей торцовой частью, вы подходите фронтально к торцу, но затем лестница, устроенная с двух сторон с диагональным вектором движения, стена-стела с надписью справа от торца, – все это заставляет вас занять точку зрения на Парфенон, известную каждому русскому архитектору из трудов Шуази и Брунова: немного снизу и с угла. И вы вдруг понимаете, что это парафраз храма Афины Паллады в новом времени и новых материалах, вы вспоминаете, что в Парфеноне главой святыней была статуя богини, изваянная Фидием, а здесь, у Павелецкого вокзала – траурный поезд с венками и, наверное, скульптура Орехова.

Лестница в цокольный этаж

Но это вовсе не было ироничной игрой постмодернизма с цитатами, это был серьезный партийно-правительственный заказ, который и выполнен был серьезно. А все остальное в павильоне – вполне в духе «сияющего модернизма»: тяги желтого металла на фасадах в сочетании с полированными плитами белого мрамора и розового гранита, полированные каменные полы и стены внутри, рамы-телевизоры из камня, сделанные для оформления стендов экспозиции и, наконец, волнообразная красная стена-задник, изображающая революционное знамя, из которого выступает скульптурная голова вождя. Все это вполне в духе развитого социализма с его разработанной и немного наивной драматургией революционности пополам с общественной роскошью.

Скульптура Юрия Орехова

Но главное, что было достигнуто Павловым и Гончар в этом павильоне – поразительное ощущение отчуждения архитектуры (колпака) от поезда (вещи, реликвии). Такого же модернистского отчуждения и отстранения, какого полвека до них достиг Константин Мельников в стеклянном саркофаге Ленина. В этом отстранении и отчуждении – ключ к пониманию реликвии в модернизме, пониманию не политическому, а культурному. Для модернизма любая реликвия – это вещь, которую нужно оградить, упаковать, обиходить – пусть вступая с ней в сложную игру, пусть дополняя ее привходящими смыслами, но не достраивая ее, не синтезируя, не оживляя. В конечном счете – вещь помещается в футляр (аквариум) как абстрактная ценность.

Вид из павильона на сквер

вверх

  Ответ / Реликвия

   
11.12.2007 - XXII-MMVII
Григорий Ревзин
Нервный срыв профессора
   
11.12.2007 - XXII-MMVII
Оксана Рудченко
Базилика Святого Дома в Лорето
   
11.12.2007 - XXII-MMVII
Владимир Седов
Скала Санта в Риме
   
11.12.2007 - XXII-MMVII
Владимир Седов
Павильон для траурного поезда Ленина
   

 Архив раздела

   
XXIX - MMIX
   
XXVIII - MMIX
   
XXIV - MMVIII
   
XXIII - MMVIII
   
XXII - MMVII
   
XXI - MMVII
   
XX - MMVI
   
XVIII - MMVI
   
XVII - MMVI
   
XV/XVI - MMV
   
XIV - MMV
   
XIII - MMV
   
XII - MMIV
   
XI - MMIV
   
X - MMIV
   
IX - MMIII
   
VIII - MMIII
   
VII - MMIII
   
VI - MMIII
   
V - MMII
   
 

IV - MMII

   
 

III - MMII

   
 

II - MMI

   


I - MMI

   

 


Rambler's Top100


     тел.(495) 623-11-16 

Rambler's Top100

 © Проект Классика, 2001-2009.  При использовании материалов ссылка на сайт обязательна