приглашаем посетителей сайта на форум
16.12.2009/ содержание и все опубликованные материалы номера XXIX MMIX
01.05.2009 / содержание и все опубликованные материалы номера XXVIII MMIX
20.01.2005 / Открыт раздел "Тексты", в котором опубликованы книги Г. Ревзина
"Неоклассицизм в русской архитектуре начала XX века" (М., 1992) и
"Очерки по философии архитектурной формы" (М., 2002)

     тел.(495) 623-11-16  

О журнале
 
Подписка
 
Форум
 
Что делают
ньюсмейкеры?
 
Зарубежные
новости
 
Вызов - Ответ
 
Путешествие
 
Культура
 
SOS
 
Современная
классика
 
Вещь
 
Исторический
очерк
 
Школа
 
Художественный
дневник
 
Дискуссия
 
Объект
 
Спецпроекты
 
Книги
 
Тексты
 
[архив
номеров
]

Часы

 

 

Зарубежные новости

Спица в мертвом слоне
V-MMII - 26.12.2002

Центр документации Третьего рейха (бывший Конгрессхалле)
Нюрнберг, Германия
Реконструкция, 1998-2001
Гюнтер Домениг (Gunter Domenig)

Планы реконструированного корпуса Конгрессхалле - план экспозиционных помещений и план учебного помещения. Четкая симметрия классического каре как бы перечеркнута новой осью - узким коридором, прорезающим здание насквозь.

Самое большое здание нацистской Германии, сохранившееся до наших дней, частично реконструировано, и теперь в одном из его корпусов размещается Центр документации Третьего рейха, включающий в себя экспозиционные и учебные помещения. Проект Конгрессхалле для Нюрнберга был разработан Людвигом Руффом. Огромное здание - 275Х265м - было заложено в 1935 г., строилось даже во время войны, до 1942 г. Был возведен подковообразный амфитеатр с двумя корпусами. Аллюзия на Колизей, но в духе сухой немецкой неоклассики. Здание не было закончено - крыша, превратившая бы его в зал на 50000 мест, не была наведена. С 1949 г. его пытались как-то использовать - под выставки или под репетиции оркестра, - но это не отменяло дискуссий о том, что с ним делать. А сделать с ним предлагалось что угодно - от полного сноса до превращения в шоппингмолл. В своем полудостроенном состоянии, с неотделанными интерьерами, необлицованным кирпичным дворовым фасадом, нюрнбергский колизей пережил не только войну, но и послевоенные споры относительно своего будущего, и в 1973 г. все-таки был объявлен историческим памятником. В 1998 г. австрийский архитектор Гюнтер Домениг выиграл заказной конкурс, объявленный городским советом, и теперь в результате проведенной реконструкции здание, кажется, обрело постоянное назначение. Снаружи, однако, следы новой функции не бросаются в глаза, здание по-прежнему выглядит заброшенным. Что только усиливает шок от обнаружения факта, что в гранит северного фасада воткнута стеклянно-стальная стрела, над которой так же асимметрично нависает стеклянно-алюминиевое сооружение. Это и есть реконструированный корпус, но дальше снова, насколько хватает обзора, величественное запустение.

Из гранита северного фасада торчит стеклянно-стальная стрела - так отмечен новый вход в корпус и начало экспозиции Центра документации Третьего рейха. Нависающее над входом сооружение - помещение для семинаров, оно полностью новое и расположено на крыше.

Домениг сделал новый вход в корпус -лестницу, перескакивающую через цоколь и ведущую прямо в вестибюль первого этажа. Острый навес отмечает на фасаде новую главную ось корпуса - длинный узкий коридор 130X1,8 м, который, как бы перечеркивая симметрию классического каре, прорезает его насквозь под углом, проходит через его внутренний двор, снова выходит наружу, уже в подковообразном главном дворе амфитеатра, и там неожиданно обрывается.

Сквозной коридор, проходя через внутренний двор, превращается в закрытый стеклянный мостик. Вокруг - незатронутая грандиозная архитектура. Коридор-мостик похож на защитный переход над каким-то угасшим, но потенциально опасным реактором.

"Я использовал косые линии против существующей симметрии и ее идеологической значимости. Против тяжести гранита и кирпича - стекло и алюминий. Исторические стены я оставил нетронутыми - они тоже часть документации", - говорит Домениг. Мрачность интерьеров, превращенных в выставочные залы, тщательно сохранена. Помещение для семинаров полностью новое, оно расположено на крыше и выступает над входом в Центр. Проблема обсуждалась десятилетиями - стоит ли возвращать к жизни этот грандиозный материальный остаток периода фашизма, не опасен ли любой контакт с ним? Собственно, значение этой реконструкции именно в демонстративной дерзости жеста - да, мы осмелились. Рискнули внедриться хотя бы в маленькую его часть, не испугавшись последствий. Но с формальной точки зрения, да и по соотношению размеров реконструированного и нетронутого, этот жест можно сравнить с втыканием спицы в мертвого слона. Страх перед тоталитарной архитектурой сейчас может показаться чуть ли не суеверием, но только не в Нюрнберге. Парковая зона на юго-востоке города, 11 кв. км территории, обустроенной по генплану Шпеера 1934 г. (в 1933 г. город был официально назначен Гитлером "городом партийных конгрессов"). Здесь до 1938 г. каждый сентябрь устраивались грандиозные зрелища, привлекавшие до миллиона человек. Здесь все было гигантского размера. "Триумфальная дорога" 2 км в длину и 80 м в ширину была главной осью комплекса. Дорога все еще действует. Она открывалась на Марсово поле, пригодное для небольших маневров, около 1 кв. км, с трибунами высотой 14 м для 160000 зрителей. Далее -гордость Шпеера - Германский стадион на 400000 мест (остался на уровне закладочного камня). До сих пор существует поле Цеппелина, на парадах здесь 100000 солдат маршировали перед 60000 зрителей. Это здесь главный архитектор режима в 1937 г. поставил грандиозное ночное шоу, когда лучи 130 прожекторов выстраивали в небе "купол света", это здесь Лени Рифен-шталь в 1934 г. сняла свой "Триумф воли". Здесь специфический genius loci. Конгрессхалле был необходимым архитектурным задником для всего этого. Он настолько грандиозен, что после войны даже не поднялась рука его снести. У посягнувших на это здание сейчас, похоже, нет надежды на то, что его можно обжить полностью, как нет стремления его как-то преобразить. Отношение к нему как к чему-то инопланетному, его масштабу даже не пытаются соответствовать. Узкий коридор-мостик, перекинутый через внутренний двор, похож на защитный переход над каким-то угасшим, но потенциально опасным реактором. Выходя в главный двор, коридор кончается - и с этой безопасной наблюдательной вышки открывается картина, могущая показаться любой - героической, устрашающей, величественной, подавляющей, но только не жалкой и бессмысленной. Это что-то очень значимое, хотя значимость эта пока не понята. До недавнего времени она внушала страх, так как казалось, что это - идеология фашизма. Теперь, по прошествии времени, фашизм, как радиация, перестал излучаться этой архитектурой, к ней решили подступиться - и это событие.

Нюрнбергский колизей пережил и войну, и послевоенные споры о своем будущем. Теперь к нему рискнули подступиться, хоть пока и в мизерной, по сравнению с его масштабом, степени. Страх преодолен желанием профессионального диалога - и это событие.

Данное минимальное вмешательство все равно не формулирует никакого внятного отношения, никакой отчетливой интерпретации. Это не новая программа, это только первый шаг к ней, и очень важно, что он сделан. Пейзаж после битвы, может быть, удивит нас недооцененными трофеями.

Оксана Рудченко

вверх

 Архив

   

 

26.12.2002 V-MMII
Замок Гроенхоф, Бельгия
Самин и партнеры (Samyn and Partners)

   

26.12.2002 V-MMII
Центр документации Третьего рейха (бывший Конгрессхалле)
Нюрнберг, Германия
Гюнтер Домениг (Gunter Domenig)

   
 

26.12.2002 V-MMII
Частный дом (Haus de Bias)
Севилья-де-ла-Нуэва, Испания
Альберто Кампо Баеса (Alberto Campo Baeza)

   

 Архив раздела

   
X-MMIV
   
IX-MMIII
   
VIII-MMIII
   
VII-MMIII
   
VI-MMIII
   
V-MMII
   
IV-MMII
   
 

III-MMII

   
 

II-MMI

   
 

I-MMI

   

 


Rambler's Top100


     тел.(495) 623-11-16 

Rambler's Top100

 © Проект Классика, 2001-2009.  При использовании материалов ссылка на сайт обязательна