приглашаем посетителей сайта на форум
16.12.2009/ содержание и все опубликованные материалы номера XXIX MMIX
01.05.2009 / содержание и все опубликованные материалы номера XXVIII MMIX
20.01.2005 / Открыт раздел "Тексты", в котором опубликованы книги Г. Ревзина
"Неоклассицизм в русской архитектуре начала XX века" (М., 1992) и
"Очерки по философии архитектурной формы" (М., 2002)

     тел.(495) 623-11-16  

 

О журнале
 
Подписка
 
Форум
 
Что делают
ньюсмейкеры?
 
Зарубежные
новости
 
Вызов - Ответ
 
Путешествие
 
Культура
 
SOS
 
Современная
классика
 
Вещь
 
Исторический
очерк
 
Школа
 
Художественный
дневник
 
Дискуссия
 
Объект
 
Спецпроекты
 
Книги
 
Тексты
 
[архив
номеров
]

Коттеджный лифт в коттедж sls-lift.ru в Москве.

 

 

Современная классика

Григорий Ревзин
Сценический задник
XXII-MMVII - 11.12.2007

Верхний уровень атриума Промстройбанка

По-видимому, Игорь Грабарь первым написал о Карле Росси, что его петербургские площади – это сцены, и фасады зданий представляют собой театральную декорацию, за которой ничего нет. Это очень точное наблюдение. Оказываясь внутри реконструированного Никитой Явейном Промышленно-строительного банка, как раз и попадаешь в пространство, о существовании которого не подозреваешь, потому что на Михайловской улице не отдаешь себе отчета в том, что за ее фасадами располагаются какие-то объемы – ни их глубина, ни деление улицы на здания не осознаются.

К. И. Росси. Фасад Михайловской улицы

Атриум Промстройбанка образовался из перекрытого узкого и длинного двора, идущего параллельно Михайловской улице. Пространство кажется щелевидным, и в этой щели – множество разнородных картин. Есть мелковатые, мягкие, принадлежащие поздней эклектике ложноклассические детали, напоминающие то ли петербургские гостиницы, то ли рестораны. Есть, напротив, эклектика бодро-прогрессивная, промышленная, железнодорожная. Она олицетворяется чугунными коринфскими колоннами и фантастической сейфовой дверью со сложным замком, которая является главным кунштюком всего этого пространства. Есть чистый хай-тек нависающих над головой стеклянных мостов, и вышки-шахты лифта, свободно стоящей в атриуме как колонна на площади. Есть пласт, который правильнее всего назвать «ретро-хай-теком» – это стеклянный свод над атриумом, по рисунку мелкой расстекловки живо напоминающий стеклянные перекрытия дебаркадеров и пассажей рубежа XIX–XX веков, и гигантский стальной сейф, занимающий двор на всю высоту. И, наконец, есть акведук, не относящийся ни к какому времени, ни к классицизму, ни к античности, ни к сегодняшнему дню, даже не акведук, а схема акведука, которая, кажется, может существовать всегда. И все эти пласты спрессованы в узкое и длинное щелевидное пространство.

Вид на лифт и стеклянный свод

Объемы по адресу Михайловская, д.2-4 имели достаточно сложную судьбу. Росси пробил Михайловскую улицу через существовавшую застройку, проект датируется 1834 годом, здания достраивались на протяжении 1830-х гг. В 1898 году Леонтий Бенуа перестроил здания под Волго-Донской банк: был переделан ордер на фасаде по Михайловской улице, добавлен лепной фриз, глухой парапет, венчавший здание, был заменен балюстрадой, именно тогда были созданы эклектические интерьеры, новый операционный зал, а над ним размещен большой остекленный фонарь верхнего света. Следует заметить, что осуществленное Бенуа изменение фасадов было ответом на перестройку симметричного фронта Михайловской улицы под гостиницу «Европейская», осуществленную в 1873-1875 гг. по проекту Л. Ф. Фонтана (в 1907-1914 гг. осуществлена вторая перестройка гостиницы с надстройкой 5-го и мансардного этажей по проекту арх. Ф. И. Лидваля и К. Г. Эйлерса, в 1988–1991 гг. осуществлена модернизация гостиницы по проекту В. Э. Струзман). В 1948–1949 гг. фасады зданий Волго-Донского банка были возвращены к замыслу Росси (надо заметить, что тот строгий классицистический облик Петербурга, к которому мы привыкли, – во многом следствие этой реконструкции, осуществленной сталинскими архитекторами, последовательно убиравшими из центра следы эклектического периода в архитектуре).

Поперечный разрез

Продольный разрез

План первого этажа  

План второго уровня  

План верхнего этажа

Реконструкция, осуществленная сегодня по проекту Никиты Явейна, по сути, и выявляет все эти пласты. Есть пласт Росси, есть сталинская реконструкция Росси, есть пласт Бенуа, есть современный пласт.

Никита Явейн на крышке чугунного сейфа

Сейф, акведук, окно операционного зала

Это – здание-палимпсест, и здесь следует сказать, в чем его главное достоинство. Такая – европейская – методика реконструкции, предполагающая последовательное «проявление» всех следов, оставленных временем на здании, вообще чрезвычайно редка в России, где больше расположены к «синтетическим» решениям, приводящим все к одному стилю. Но даже если она и встречалась (ср., например, реконструкцию Манежа Павла Андреева), то не использовалась при проектировании современных офисных зданий. Это достаточно сильный образ, который превращает пространство в приключение, и аранжировать его так, чтобы вписать сюда офисные функции, достаточно сложно.

Виды на сейф и акведук с нижнего и верхнего уровня

Но дело здесь даже не в том, что использована эта методика. Пространству придан дополнительный характер. Мне оно напомнило впечатления, которые я испытал, оказавшись однажды за сценой Большого театра в Москве – еще до того, как его начали реконструировать. Театральный задник с висящими в нем декорациями.

Вид на атриум из окна операционного зала
Операционный зал

Это такая узкая складка, в которой умещается гораздо больше пространств, чем там реально есть – ведь каждая декорация, каждый висящий на своем карнизе холст с нарисованным на нем фасадом или пейзажем предполагает, что перед ним находится свое пространство сцены. А тут они умещаются все сразу, как будто это склад пространств, использующий какие-то хитрые штуки вроде дополнительных измерений. Никита Явейн остроумно обыграл самую суть россиевских фасадов как своеобразных сценических задников. Ведь если задаться вопросом о том, что должно находиться за ними, то мы, разумеется, должны будем ответить: склад декораций. Он и уместил в свое пространство три разных: россиевский двор, эклектический декор Леонтия Бенуа и современную хай-тековскую фактуру.

Фрагмент интерьеров Леонтия Бенуа

Единственное, чего не хватает в складе декораций – это подлинного масштаба сцены. Театр – это всегда игра с масштабом, но для того, чтобы эту игру почувствовать всерьез, необходима точка отсчета, камертон, чтобы понять, с чем играют. И именно эту роль масштабного камертона выполняет идущий через все пространство акведук. Рискну предположить, что в силу этой своей художественной функции он лишен конкретных стилистических признаков. Это акведук вообще, линейка классической поступи Санкт-Петербурга, относительно которой рассчитываются все конкретные временные декорации.

Фрагмент акведука

Я не согласен со столь тонким знатоком Петербурга, как Владимир Лисовский, который написал про здание Промстройбанка в журнале «Классический город»: «В ходе перестройки повышена кровля, увеличен угол наклона ее скатов, а над всем зданием сооружен протяженный каркасный с остеклением свод, что привело к значительному увеличению общей высоты здания и существенно изменило его силуэт. Указанные изменения отрицательно сказались на облике здания Промышленно-строительного банка как части ансамбля Михайловского дворца». Повышенную кровлю можно увидеть только из мансардных номеров гостиницы «Европейская», а там бывают немногие. Мне кажется, что эта работа развивает тему Росси и очень изящно ее обыгрывает. Это очень тонкая работа, мастерская. Я даже не знаю, с чем ее сопоставить по качеству приема. В Москве точно не с чем.

Через интерьер проходят висячие стеклянные мосты

Кафе на мансардном этаже банка

Открытый лифт банка  

Вид на лифт, акведук и кафе верхнего уровня

Сейф банка. Вид сверху  

Сейф банка. Вид снизу

Фрагменты запорного механизма

Дверь сейфа с подъемным стеклянным мостом, ведущим к ней  

Дверная петля сейфа

вверх

 Здесь / постройка

     
11.12.2007 XXII-MMVII
Никита Явейн
Промстройбанк на Михайловской улице в Санкт-Петербурге
Григорий Ревзин
Сценический задник
     
11.12.2007 XXII-MMVII
Михаил Филиппов
Собственный дом архитектора в Подмосковье
Григорий Ревзин
Манифест Филиппова
     

 Здесь / проект

     
11.12.2007 XXII-MMVII
Сергей Козырев
Российские Помпеи
Реконструкция острова Кнайпхоф в Калининграде
     

 Здесь / конкурс

     
11.12.2007 XXII-MMVII
Григорий Ревзин
К вопросу об архитектурной этике
Музыкальный театр Калининграда
     

 Архив раздела

     

XXIX-MMIX

     

XXVIII-MMIX

     

XXIV-MMVIII

     

XXIII-MMVIII

     

XXII-MMVII

     

XXI-MMVII

     

XX-MMVI

     

XVIII-MMVI

     

XVII-MMVI

     

XV/XVI-MMV

     

XIV-MMV

     

XIII-MMV

     

XII-MMIV

     

XI-MMIV

     

X-MMIV

     

IX-MMIII

     

VIII-MMIII

     

VII-MMIII

     

VI-MMIII

     

V-MMII

     

IV-MMII

     
 

III-MMII

     
 

II-MMI

     
 

I-MMI

     

 


Rambler's Top100


     тел.(495) 623-11-16 

Rambler's Top100

 © Проект Классика, 2001-2009.  При использовании материалов ссылка на сайт обязательна