приглашаем посетителей сайта на форум
16.12.2009/ содержание и все опубликованные материалы номера XXIX MMIX
01.05.2009 / содержание и все опубликованные материалы номера XXVIII MMIX
20.01.2005 / Открыт раздел "Тексты", в котором опубликованы книги Г. Ревзина
"Неоклассицизм в русской архитектуре начала XX века" (М., 1992) и
"Очерки по философии архитектурной формы" (М., 2002)

     тел.(495) 623-11-16  

О журнале
 
Подписка
 
Форум
 
Что делают
ньюсмейкеры?
 
Зарубежные
новости
 
Вызов - Ответ
 
Путешествие
 
Культура
 
SOS
 
Современная
классика
 
Вещь
 
Исторический
очерк
 
Школа
 
Художественный
дневник
 
Дискуссия
 
Объект
 
Спецпроекты
 
Книги
 
Тексты
 
[архив
номеров
]

в бореньке чего то нет билеты|Стильное и модное портмоне из кожи крокодила с доставкой на дом.

 

 

СПЕЦПРОЕКТ

Григорий Ревзин
5x50
XV/XVI-MMV - 18.12.2005

В этом году у пяти ньюсмейкеров журнала «Проект Классика» пятидесятилетний юбилей. Мы представляем их каталоги в виде спецпроекта.

Бориса Левянта процесс проектирования интересует как модель устройства бизнеса. За этим стоит серьезная концепция. Ученик Алексея Гутнова, Левянт считает архитектуру прежде всего не формой, но деятельностью, а финансовый поток – мерой этой деятельности. Сам перевод архитектуры как деятельности в парадигму современной экономики является проблематичным, Левянт эту проблему решил. Качество архитектуры оказывается для него качеством экономики проекта. Бывают финансовые потоки колхозного рынка, бывают – лондонской фондовой биржи, у них один предмет – деньги, но разная культура обращения с этим предметом. Именно в этом Левянт видит отличия нашего проектирования от западного. Повышая уровень культуры финансовых инструментов, Левянт пытается повысить уровень качества архитектуры. Получается.

Алексея Бавыкина архитектура интересует как проекция национальной и личной идентичности. Он понимает себя как продолжение континуума российской культурной империи, считает авангард, в том числе и архитектурный, сравнительно изолированным порождением и выражением этой империи. Свои объекты он располагает не столько в конкретном пространстве, сколько в этом континууме. Западная архитектура его мало интересует, он воспринимает ее как чужую и лично ему не нужную. Он пытается стать мастером в ряду, начало которого – мастера АСНОВА и Мельников. Получается.

Николай Лызлов понимает архитектуру как сад, который растет сам. Вопрос первоначальной рассады является для него делом настолько личным, что он фактически отказывается его обсуждать. Говорить он готов только о функции садовника и сторожа. Он охраняет периметр сада от возможных недоброжелателей и следит за тем, чтобы растения получали все необходимое. Возможное влияние творчество всех других архитекторов – как русских, так и западных, как прошлого, так и настоящего – он воспринимает как нежелательное воздействие, способное повредить его растения. Пожалуй, трудно довести идею органической архитектуры до такого предела. Но у него получается.

Сергей Скуратов считает, что архитектор – это художник. Здание должно быть проекцией его самого, его уникальности, это отклик его ума, души и рук на ту возможность создать произведение, которую предоставила ему судьба. Это творчество по принципу «на стекла вечности уже легло мое дыхание, мое тепло», и возможности вмешаться в это творчество крайне ограничены. Во всяком случае, субъективно такой художник полностью отрицает возможность влияний других архитекторов, если такие влияния и были, то он настолько глубоко пропустил их через себя, что уже воспринимает их как внутренние импульсы. Как можно адаптировать столь чистую романтическую идею художника к современному строительному рынку, уму не постижимо. Но у него получается.

Владимир Плоткин – математик в пифагорейском смысле. Мир он видит как соотношение чисел и геометрических логик, а хорошие пропорции воспринимает как добро и истину. Соответственно, свою цель он понимает как превращение функциональных, экономических, технологических, экзистенциальных аспектов архитектуры в геометрические абстракции, которые должны быть спропорционированы. Впрочем, он достаточно толерантен для того, чтобы впустить в свои упорядоченные сетки естественный хаос жизни. Античная геометрия не смогла решить задачу квадратуры круга – каким образом можно надеяться на решение задачи по превращению Бытия в хорошо спропорционированную матрицу, непонятно. Но у него получается.

Финансист, фундаменталист, садовник, художник и математик. Архитектура есть деньги, культурная традиция, растение, произведение и пифагорейская гиперматрица. Последние пятнадцать лет принято сетовать на то, что теория архитектуры в России больше не развивается, все заняты конкретным проектированием и перестали думать надо основанием своей деятельности. Неправда. Это пять оригинальных концепций архитектуры, они родились именно здесь, именно в последние пятнадцать лет, и исходя их принципиально новой для России архитектурной практики.

вверх

 Архив

   

18.12.2005 XV/XVI-MMV
Григорий Ревзин
5x50

   
18.12.2005 XV/XVI-MMV
Алексей Бавыкин:
«
У нас своя культурная империя»
   
18.12.2005 XV/XVI-MMV
Борис Левянт, Борис Стучебрюков:
«Интерпретация – дело критиков»
   
18.12.2005 XV/XVI-MMV
Николай Лызлов:
«Дом растет сам. Я только ему помогаю»
   

18.12.2005 XV/XVI-MMV
Владимир Плоткин:
«Хорошо спропорционированная длительность»

   

18.12.2005 XV/XVI-MMV
Сергей Скуратов:
«Нужно слышать себя»

   

 Архив раздела

   

XIX

   

XV/XVI-MMV

   


Rambler's Top100


     тел.(495) 623-11-16 

Rambler's Top100

 © Проект Классика, 2001-2009.  При использовании материалов ссылка на сайт обязательна